Главная » Статьи » Ногайские знаменитости и патриоты

Асан Кайгы - золотоордынско-казахско-ногайский акын.
Асан Кайгы (конец XIV века — 1460-е годы) — поэт, философ, легендарный персонаж. Прозван «Асан печальный» («кайгы») из-за постоянных размышлений и раздумий. Был влиятельным бием Улуг-Мухаммеда, в Сарае и Казани. Асан Кайгы — автор многих слов-назиданий, философских песен. В их отрывках, дошедших до наших дней, отражены исторические события той эпохи, отношение самого Асан Кайгы к происходящим событиям. Асан Кайгы считал, что «сперва надо укреплять ханскую власть и усилить оборону народа». Он укорял Жанибек хана: «Не думая о будущем казахского народа, ликуешь от временных успехов».
https://ru.wikipedia.org/wiki/Асан_Кайгы

В каждом народе есть рассказчики, которые повествуют свои рассказы так же великолепно, как это было сделано в «Тысяче и одной ночи», в «Войне и мире», или даже в «Улисс». У ногайцев их было очень много! Сказителей - йыравшы! Но есть одно отличие. Ногайские йырав, как правило, сами были непосредственными участниками тех эпических событий, о которых они повествуют. Участвуя в битвах за Ногайское, Крымское и Казанское ханства, они проявляли при этом чудеса храбрости. Также это мудрецы, советники, гениальные мыслители своего времени, в трудные для народа дни выступавшие со словами одобрения и поддержки.

Это реально жившие в то время народные поэты и певцы, пытавшиеся своей деятельностью и творчеством повлиять на ход исторического развития ногайского народа. В числе которых, конечно же, Асан Кайгы Сабит улы (XV в.), https://vk.com/noghayshay

На западе бывшего Узбекского (государства кочевых узбеков хана Абу-л-Хайра), а теперь Казахского ханства располагались кочевья мангытов с центром в Сарайчуке. Сарайчук стал одной из резиденций Джанибека (История 1979, с. 270)11. В этом факте можно видеть формальную подчиненность Мангытского юрта новому хану. Певец жырау Асан-Кайгы, живший, по преданию, при Джанибеке, в одной из своих песен ратовал за тесный союз казахов — подданных Джанибека и Гирея — с мангытами.

В той же песне содержится упрек Джанибеку за откочевку и увод народа из долин Эмбы и Уила (История 1979, с. 235, 236), т.е. с мангытских территорий. Значит, первоначально этот хан расселил там свои собственные улусы.

Откочевка казахов произошла, вероятно, после смерти Гирея в 1470-х годах (точная дата неизвестна), когда его младший соправитель отправился на восток ханства, чтобы занять главный престол. В другой песне Асан-Кайгы адресовал «Азиз-Джанибеку» гневные строки: «Страну на две части разделил, Народ свой ты разорил, Врагам дал повод смеяться,
Мой Ногайстан заставил обессилеть, Богатырей моих ты истребил, Себе
же позволил жизнью наслаждаться» (Сикалиев 1994, с. 49). Не совсем ясны
упреки по поводу разорения народа и истребления богатырей: возможно,
здесь смешались образы ханов Джанибека б. Барака и того легендарного
Азиз-Джанибека, что когда-то привел предков ногаев из Мавераннахра на
Волгу.

Во всяком случае, близкие в прошлом отношения предков казахов и ногаев отразились в фольклоре каракалпаков, которые сохранили в сказаниях
упоминания о Жаныбеке как общем хане казахов, ногайцев и каракалпаков (История 1974, с. 93, 94). Разделение же страны на две части (по АсанКайгы) может служить свидетельством введения казахскими ханами двухкрыльной структуры на всей территории бывшего царства Абу-л-Хайра.
Трепавлов В.В. История Ногайской Орды, с. 92-93

АСАН ПЕЧАЛЬНИК

Наиболее известными йырав был Асан Кайгы Сабит угылы (XV в.),
Асан Кайгы еще при Золотой Орде занимал пост советника хана Улуг-Махмуда, затем, подавшись вместе с ним сначала в Нижний Новгород, где тот стал правителем (1437-1438), а затем в Казань, помог ему в основании Казанского ханства (1438-1445). После смерти Улуг-Махмуда (убитого собственным сыном Махмудом в 1445 году) Асан возвращается в степи Дешти-Кыпчак. Здесь он застает новую смуту: раскол кочевых племен.

Степи, полные сайгой,
речка, рыбное раздолье,
лес густой оброс тайгой,
полной живности, приволья…
Мы на Эмбе жили той,
но увел ты нас с собой.
Ойл, сердце наших грез,
Ойл, речка наших слез,
но и там мы не прижились,
снова всех нас ты увез.
Много суток и неделей
пробирались мы к Эдилю.
Плотный, сочный эбелек *
замедляет стада бег.
А мужи с тревогой в мыслях
гонят стадо мелкой рысью.
Ты пробрался в тесный двор,
разобрав, как вор, забор.
Хоть привел нас в эту даль,
не нашли мы здесь причал.
Нам на Волге бы, Урале
летом жить да зимовать…
Чтобы руки погружать
в серебро и золото…
Пусть же все мытарства
наши будут прокляты!

Разве знает гусь озерный
благородье синих гор?!?
А способен кеклик горный
оценить красу озер?!?
Кто не зрит мир дальше стен,
разве смыслит слово «эл»?!? *
Кто не знал переселений,
цену знает ли земель?!?
А способны ли бродяги
иль осевший где-то сброд
воспринять советы мудрых,
чтоб составить свой народ?!?

Протекай Уралом, Волгой,
умеряя свой прибой.
Если враг напал на друга,
за него ты встань горой.
Если кто-то тебе должен,
виноват кто пред тобой,
ты его простить старайся,
а злопамятство зарой.
Пусть во всем ты трижды прав,
свое имя не прославишь
этой самой правотой.
С человеком не сближайся,
если он совсем плохой,
никогда не отчуждайся,
если он хорош собой.
Из-за жеребка или же клячи,
иль земель совсем невзрачных,
горьким потом обливаясь,
не вступай напрасно в бой.
Гнев советник нам плохой,
чтобы сам не провалился,
из-за мести ров не рой.

Никого не унижай,
ведь не все же соколы.
Не найдут родней родные,
коль тебя уж прокляли.
Не растрачивай внимание
на шутливые слова.
Не поддайся пожеланиям
сверхковарного врага.
Коль взойдет звезда мужчины,
все дела идут на лад,
рад он счастью своему,
умножая тучность стад.
Он содержит ловчих птиц,
псы его хватают лис,
а в речах его слова,
словно песни соловья.
Знатен он, но он не жаден,
полня только свой лишь рот,
за народ он, за державу,
он прокормит свой народ.
Хоть скачи на аргамаке,
знай, что сзади кто-то есть.
А на скачке честолюбий
умеряй гордыню-честь.
От избытка своих знаний
не строчи словесный треск.
Чтоб кого-то одолеть,
не пускайся в ложь и лесть.

В белом граде серость лишня;
слово, свежее как сок,
коль его никто не слышит;
старцы старятся не в срок,
коль им сверстников не дал
иль забрал уже Всевышний;
коль сноха не уважает –
то и дева никудышна;
коль народ не окружает –
вид не важен уже внешний;
без крылатых и пернатых
воды озера излишни;
раз бесцелен и развратен,
то святоша тоже лишний;
не содержит, коли муж
всех своих родных и ближних,
лишний он, хотя могуч
и совсем хотя не грешник.

(Прим. *Эбелек – вид степной травы)
(Прим. *Эл – страна, народ, род, Родина)

Бекет КАРАШИН,
автор всех переводов стихотворений Асана Кайгы
http://pricom.kz/?p=45969
Адаптация казахских слов под ногайские произведена мной.
тоньюкукк.
Категория: Ногайские знаменитости и патриоты | Добавил: тоньюкукк (19 Октября 2017)
Просмотров: 30
Всего комментариев: 0
avatar