Главная » 2011 » Февраля » 9 » МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ч.1
06:31
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ч.1
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ЮЖНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР
ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УРЮПИНСКИЙ ФИЛИАЛ
Е . В . КУСАИНОВА
РУССКО-НОГАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
И КАЗАЧЕСТВО
В КОНЦЕ XV — XVII ВЕКЕ
Волгоград 2005

ББК 63.3(2)4 К94
Редакционная коллегия:
д-р экон. наук, проф. О. В. Иншаков (отв. редактор);
д-р ист. наук, проф. И.О. Поленцев;
канд. ист. наук О.Ю. Редькина;
д-р социол. наук, проф. Л. Л. Хоперская (отв. секретарь)
Рецензенты:
д-р ист. наук, проф.
Калмыцкого государственного университета В.Б. Убушаев;
кан. ист. наук, ст. прел.
Волгоградского государственного университета Н.В. Рыбалко
Исследование выполнено в рамках
научно-исследовательского проекта «Моделирование
и прогнозирование развития казачьих этносоциальных групп
Юга России, исходя из исторического опыта» Лаборатории
региональной истории и казачества ЮНЦ РАН
Кусаинова, Е. В.
К94 Русско-ногайские отношения и казачество в конце XV-XVII веке [Текст] : [монография] / Е. В. Кусаинова ; редкол. : О. В. Иншаков (отв. ред.) [и др.] ; ЮНЦ РАН, ВолГУ, Урюп. фил. - Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. - 230с.
ISBN 5-85534-987-Х
В монографии рассматриваются актуальные вопросы, посвящен-ные проблемам взаимоотношений Русского государства и Ногайской Орды на протяжении более чем полутора столетий, а также выяснению роли, которую сыграло в их становлении и развитии казачество. Большое вни-мание уделяется политической и экономической истории Ногайской Орды, ее исторической географии; раскрывается сложный и противоре-чивый характер военного противостояния казаков и ногайцев.
Предназначена для специалистов, студентов и преподавателей гуманитарных специальностей высших учебных заведений, а также всех интересующихся вопросами отечественной истории.
ББК 63.3(2)4
ISBN 5-85534-987-Х


©Е.В. Кусаинова, 2005
© Урюпинский филиал ВолГУ, 2005
© Издательство Волгоградского
государственного университета, 2005
-2 -

ВВЕДЕНИЕ
Распад Золотой Орды и образование Русского централизо-ванного государства явились крупнейшими событиями в исто-рии Восточной Европы XV столетия. Освободившаяся от ордынс-кого ига, набиравшая силу Россия в течение последующих трех веков вела борьбу с возникшими на развалинах Золотой Орды государствами за господство в Поволжье и Причерноморье. Но-гайская Орда была одним из кочевых государств, образовавших-ся на рубеже XIV-XV вв., ив течение всего XVI в. являлась одним из противников России в Поволжье.
Основные кочевья ногайцев размещались по Волге и Яику, хотя границы их земель уходили далеко за эти пределы. На севе-ро-западе Ногайская Орда граничила с Казанским ханством по рекам Самаре, Кенели и Кенельчику, хотя нередко, передвига-ясь со всем скотом к северу, ногайцы доходили и до окрестнос-тей Казани1. На северо-востоке Орда соседствовала с Сибирским ханством, кочуя «под Тюмень, против Ибака»2. Во второй поло-вине XVI в. ногайцы кочевали уже и в низовьях Сырдарьи, у берегов Аральского моря, близь Каракумов, Барсункумов и се-веро-восточных берегов Каспийского моря3. Западная граница Ногайской Орды до ее распада оставалась на Волге от устья реки Самары до Астрахани.
По мере усиления Русского государства позиции Ногайс-кой Орды в Поволжье постепенно ослабевали. До начала XVII в. ногайцы боролись за свою независимость, но в итоге вынужде-ны были подчиниться России, а затем и войти в ее состав. Но-гайцы были вытеснены калмыками сначала на правый берег Волги, а затем на Северный Кавказ и в настоящее время являются од-ной из немногочисленных народностей региона.
Кризис государственности, который пережила Россия в конце XX в., создал новую ситуацию во взаимоотношениях между народами, обострив в ряде случаев межнациональные
-3-

отношения. В поисках выхода из кризиса народы обращаются к своему прошлому, к своим корням, пытаясь найти там истоки своих нынешних бед и обрести основы для строительства луч-шей жизни в будущем. Современная публицистика являет мно-го примеров таких обращений, которые делаются зачастую не-квалифицированно, с целью «подтвердить» уже готовые тео-рии и схемы на основе устаревшей литературы XIX - начала XX века. Яркий пример тому многочисленные публикации по ранней истории казачества, его взаимоотношений с Русским государством и соседними татарскими народами. В связи с этим возникла реальная опасность возрождения былых антагонизмов и противостояния между народами. Снять или ослабить многие из этих противоречий возможно, опираясь на данные объек-тивных научных исследований.
Вопрос о русско-ногайских отношениях и роли в них каза-чества в литературе специально не изучался. Пристальное внима-ние дореволюционных историков привлекали главным образом вопросы дипломатических отношений между Россией и Ногайс-кой Ордой, Россией и казаками, происхождения казаков, их участия в защите границ от набегов степняков. Однако проблема казацко-ногайских отношений осталась неразрешенной.
Проблемы происхождения ногайцев, их отношений с Рос-сией, а также история казачества разрабатывались в дореволюци-онной литературе известными русскими историками В.Н. Тати-щевым, Н.М. Карамзиным, СМ. Соловьевым, В.О. Ключевским4. В.Н. Татищев и Н.М. Карамзин считали Ногайскую Орду наслед-ницей Золотой Орды и давали оценку русско-ногайским отноше-ниям в первой половине XVI в. исходя из данных русских летопи-сей, характеризуя их как враждебные5. Важнейшим достижением российской политики на востоке в этот период Н.М. Карамзин считал появление на Дону казачества, которое стало «страшили-щем» для ногайских орд.
Наиболее полную характеристику русско-ногайским отношениям дал в XIX в. СМ. Соловьев, в трудах которого кро-ме летописного материала были использованы документальные источники, в том числе частично и Ногайские дела Посольского приказа. Проанализировав нюансы московской по-литики по отношению к заволжским кочевникам, он пришел к выводу, что установившиеся в конце XV в. дружеские отно-
-4 -

шения между Ногайской Ордой и Русским государством оста-вались таковыми вплоть до взятия Казани в 1552 году. С его точки зрения, открытая вражда с ногайцами в этот период была опасна для России и поэтому московское правительство прилагало немало усилий, чтобы «замирить» Орду. Испытан-ным средством для этого, полагал СМ. Соловьев, была сис-тема поминок (подарков).
После присоединения Астрахани в 1556 г. политическая си-туация изменилась в пользу Москвы и ногайцы формально при-знали свою зависимость от нее, но в 60-х гг. они вновь вступили на путь открытого противостояния России6. Исследователь впер-вые обратил внимание на то обстоятельство, что для «обузда-ния» ногайцев русское правительство широко использовало ка-заков, хотя они, будучи носителями «противообщественных» начал, часто создавали серьезные проблемы для Москвы и дол-гое время не были ей подконтрольны7.
Принципиально иной позиции придерживался в отношении этой проблемы Н.И. Костомаров, который оспорил вывод .М. Соловьева об антиобщественном характере казачества. В своих монографиях он показал исключительно важную роль казаче-ства в русской истории, затронув отдельные сюжеты его борьбы с ногайцами8.
В.О. Ключевский, исследуя внешнюю политику Русского государства в XVI в., пришел к выводу, что оно постоянно на-ходилось в состоянии войны с ногайцами и мирная передышка для России в это время - это скорее случайность, чем законо-мерность . Историк обращал внимание на высокую боеспособ-ность ногайского войска, его мобильность и указывал в связи с этим на ту опасность, которой подвергались русские украинные земли9. Важным оборонительным фактором при этом он считал сторожевую и станичную службу казачества.
Определенный интерес для изучения интересующей нас темы представляет монография Г.И. Перетятковича «Повол-жье в XV и XVI вв.», в которой рассматривались международ-ные и межэтнические отношения в регионе Средней и Ниж-ней Волги10.
Другому региону, теснейшим образом связанному с Ногай-ской Ордой, - Крыму - посвятил ряд исследований В.Д. Смир-нов . Он уделил внимание взаимоотношениям Крымского хан-
-5-

ства и Ногайской Орды, а также проблеме переселения части ногайских улусов из-за Волги во владения Гиреев 11.
Проблемы принятия ногайцами русского подданства разра-батывались такими историками конца XIX - начала XX в., как Д.Ф. Кобеко и А. Сергеев 12. Если первый полагал, что ногайцы добровально вошли в состав России в XVI в., то второй считал, что это произошло лишь в XVIII в. в результате русско-турецкой войны и присоединения Крыма.
М.К. Любавский, исследовавший историю русской колонизации в своей фундаментальной работе «Обзор истории рус-ской колонизации с древнейших времен до XX в.», пришел к выводу, что покорение Казанского и Астраханского ханств име-ло первостепенное значение для стабилизации русско-ногайских отношений и охраны юго-восточных границ 13.
В XIX в. появились первые специальные исследования по ранней истории казачества, которые положили начало острым дискуссиям по проблеме его происхождения. Краеугольным кам-нем этих дискуссий стал тезис об автохтонном происхожде-нии казачества. В основу выдвинутых гипотез было положено признание двух начал — славяно-русского и тюркского — в генезисе казачества. Как правило, эти гипотезы относят каза-чество к числу древнейших народов. Автор первой истории Войска Донского А. Попов заявил о происхождении казаков от амазонок14. По мнению других казачьих историков -А.И. Ригельмана и В.М. Пудавова, донские казаки являлись потомками древних славян, несших сторожевую службу еще в VIII—X вв., а затем сохранявших в течение 600 лет свою веру, народность и боевой строй15.
Еще одним вариантом гипотезы об автохтонности казачества служит идея о бродниках. В XIX в., преимущественно с 80-х гг., эта теория получила довольно интенсивное развитие. В этот период ее существенно дополнил П.В. Голубовский, а позднее, в начале XX в., М.К. Любавский16. В советской историографии эта теория нашла отражение в трудах Б.Д. Грекова, Л.Н. Гумилева, С.А. Плетневой17.
Версия об автохтонном происхождении казаков разделя-лась далеко не всеми исследователями с момента ее появления. К 30-мгг. XIX в. появился иной взгляд на этот вопрос: возник-ла миграционно-колонизационная теория зарождения казаче-
-6 -

ства. Под ее воздействием, в частности, сложилась концепция В.Д. Сухорукова, автора «Исторического описания земли Войс-ка Донского». Он выделил два очага появления казачества: один очаг, более древний, по его мнению, образовался в низовьях Дона в X в., а другой - появился в верховьях Дона в XV веке 18. П.А. Соколовский, разрабатывавший вопросы колонизации юго-восточных степей, датировал время возникновения казачества XVI веком19. Миграционно-колонизационная теория нашла свое отражение в трудах СМ. Соловьева, В.О. Ключевского, Д.И. Иловайского20.
В трудах советских историков рассматривалась политическая и экономическая история Ногайской Орды, проблемы проис-хождения ногайцев21. Распад Золотой Орды, образование татарс-ких ханств и Московского государства рассматривались ими как единый процесс формирования государственности в Восточной Европе, а ранняя история ногайцев неразрывно связывалась с русскими княжествами.
В советской историографии значительный вклад в изучение русско-ногайских отношений внес А.А. Новосельский22. Он ис-пользовал в качестве основного источника материалы Ногайс-ких, Крымских и Турецких дел Посольского приказа. Не оста-навливаясь на проблемах ранней истории Ногайской Орды, А.А. Новосельский дал общую оценку русско-ногайским отно-шениям в конце XVI - первой половине XVII в., рассматривая их сквозь призму отношений России с Крымом. Историк при-шел к выводу, что Ногайская Орда в 1557 г. формально приняла русское подданство, но продержалось в нем только до смерти князя Исмаила в 1563 году. С этого времени русско-ногайские отношения осложнялись периодами неприкрытой агрессии со сто-роны ногайцев. Перечисляя ногайских князей и мурз, он делил их на приверженцев Крыма и Москвы, описывал их противоборство в Орде.
Кроме того, исследователь выделил периоды наибольшей активности крымских и ногайских татар (1570-1581 гг. и 1607-1617 гг.) и периоды относительного затишья на восточной гра-нице (1560-1568 гг. и 1582-1596 гг.). А.А. Новосельский свя-зывал это с изменениями во взаимоотношениях Москвы и Кры-ма, что сказывалось и на действиях ногайцев. Немаловажную роль, по его мнению, играло здесь и состояние оборонитель-
-7-

ной линии Русского государства. Историк первым высказал мысль, что казачество играло заметную роль в русско-ногайс-ких отношениях.
В начале XVII в. Большая Ногайская Орда, формально сохраняя союзнические отношения с Россией, фактически вела необъявленную войну на ее территории. Давая характеристику деятельности ногайского князя Иштерека, возглавлявшего Большую Ногайскую Орду на протяжении двух десятилетий, А.А. Новосельский отмечал неустойчивость русско-ногайских отношений в период правления и Бориса Годунова, и Василия Шуйского. Проведенное им исследование позволяет просле-дить эволюцию русско-ногайских отношений на документальной основе23.
Астраханский историк Л.Е. Вереин выделял из ногайской среды представителей аристократии, ориентированных как на Москву, так и на Крым. Одной из причин столь разного отноше-ния ногайских мурз к своим соседям, по его мнению, следует признать то, что одни мурзы, кочуя на Востоке, торговали со странами Востока, а другие, кочуя близ берегов Волги и границ Астраханского ханства, вели оживленную торговлю с Россией. Исследователь делает вывод, что судьба Нижнего Поволжья во второй половине XVI в. зависела от укрепления союза Русского государства с ногайцами, с помощью которых были изгнаны из Астрахани ханы и князья крымской ориентации24.
Особый интерес представляют исследования советского ар-хеолога С.А. Плетневой, которая впервые попыталась раскрыть специфику взаимоотношений оседлых и кочевых государств, определить динамику развития их отношений25.
В конце 80-х гг. XX в. появились капитальные работы Б.-А.Б. Кочекаева и Н.А. Мининкова, посвященные русско-ногайским и казацко-ногайским отношениям26. В частности, Б.-А.Б. Кочекаев основное внимание уделил анализу русско-ногайских отношений, исходя из социально-экономической и политической истории Ногайской Орды. Поскольку эта тема не была достаточно разработана в литературе, получилось, что большая часть исследования оказалась посвящена анализу внут-ренней истории Ногайского государства, в то время как рус-ско-ногайские отношения отошли на второй план. Историк вы-делил три этапа в русско-ногайских отношениях, которые со-
-8 -

впадают с основными периодами истории Ногайской Орды: зарождение отношений в период образования государства у ногайцев в XV в.; взаимоотношения периода феодальной раз-дробленности во второй половине XVII - первой половине XVIII в.; ногайские орды в составе Российской империи во второй половине XVIII века.
Н.А. Мининков пристальное внимание уделил решению про-блемы происхождения казачества, изучению процесса освоения им Дона и Волги, в связи с чем затронул и вопросы взаимоот-ношений казаков и ногайцев. Русско-ногайские отношения и политику России в отношениии казачества исследователь специ-ально не изучал, ограничившись констатацией сложившихся в литературе взглядов по этим проблемам.
А.П. Пронштейн, А.Л. Станиславский, Р.Г. Скрынников, СИ. Рябов много внимания уделили изучению взаимоотношений Русского государства и казачества, участию казачества в народных движениях в России в XVII-XVIII веках27. Они пришли к выводу, что до конца XVI в. российское руководство помогало становлению казачества и использовало его для обороны границ и оказания дав-ления на степняков. Курс на превращение вольного казачества в служилое и включение его в состав России, по мнению Р.Г. Скрын-никова, впервые взялся проводить Борис Годунов.
Современный этап исследований характеризуется разработ-кой отдельных конкретных сюжетов темы. Историческая геогра-фия Ногайской Орды была изучена в работах В.А. Оразмамбето-вой и В.М. Викторина28. Политический строй Орды был проана-лизирован Е.А. Поноженко29. Международные связи ногайцев были раскрыты в трудах Р.Г. Кузеева, А. Исина, С.Х. Алишева, С.А. Агаджанова30.
Вопросы взаимодействия казачества с татарским миром по-лучили свое отражение в трудах И.О. Тюменцева, С.А. Козлова, А.П. Скорика, И.Л. Омельченко 31. Исследователи пришли к вы-воду, что первые казачьи сообщества начали формироваться в период кризиса Золотой Орды на ее пограничье и впоследствии составили ядро служилых татар в России, Ногайской Орде и Крымском ханстве.
Благодаря усилиям нескольких поколений ученых был на-коплен обширный материал, послуживший основой для широкомасштабных исследований по истории Ногайской Орды. В 2002 г.
-9-

выпита фундаментальная монография В.В. Трепавлова «История Ногайской Орды», посвященная истории становления и разви-тия ногайского народа.
Исследование проводилось на основе анализа широкого кру-га источников: как опубликованных, так и архивных (использовались фонды Российского государственного архива древних актов, Российского государственного военно-исторического ар-хива, а также тюркские, арабские, персидские и калмыцкие источники). Автор оперирует материалами отечественной и за-рубежной литературы, в которой рассматривались вопросы но-гаеведения32. Внимание автора сосредоточено на политическом развитии Орды, ее исторической географии, этническом соста-ве, экономике, государственности, культуре и отношениях с Россией.
В.В. Трепавлов впервые в строгой хронологической после-довательности рассмотрел всю совокупность событий и явлений, предопределивших возникновение и развитие ногайского народа и его государственности. Не ограничиваясь изучением сравни-тельно узкого отрезка времени (XVI-XVII вв.), в рамках кото-рого и существовала Ногайская Орда, он значительно расширил хронологические рамки исследования за счет ранней истории (XIV-XV вв.) тюрок-мангутов - предков ногайцев.
Касаясь событий середины XVI в., В.В. Трепавлов прихо-дит к выводу, что завоевание Россией Казани и Астрахани нару-шило баланс политических сил, сложившийся в Восточной Ев-ропе после падения Большой Орды. Политическая борьба бия Юсуфа и нурадына Исмаила привела к расколу Ногайской Орды: к середине 1550-х гг. из нее выделился ряд более мелких орд, а победитель Юсуфа Исмаил «смог передать наследникам уже не сильную кочевую империю, а лишь ее уменьшившееся подобие - Орду так называемых Больших Ногаев»33.
Наиболее актуальными для ногайцев на протяжении XVI в. оставались взаимоотношения с Московским царством, которое усиливалось и продвигалось все дальше на восток. На протяже-нии всей истории существования Ногайской Орды ее взаимоот-ношения с Россией носили сложный, зачастую противоречивый характер и не укладывались в однозначную схему, обозначае-мую терминами «господство - подчинение». Рассматривая по-сольские связи, автор убедительно показывает ту важную роль,
- 10 -

которую играли во внешней политике России русско-ногайские отношения. Постепенно в Посольском приказе вырабатывалась гибкая политика по отношению к Ногайской Орде, которая ос-новывалась на традициях взаимоотношений с Золотой Ордой и не встречалась в отношениях с западными странами.
Рассматривая русско-ногайские отношения, В.В. Трепавлов выделяет три важнейших фактора, которые сдерживали натиск кочевников на границы Московского государства: строительство новых крепостей в Поволжье и Приуралье, привлечение на службу беглых крымских царевичей и использование военной силы вольного казачества. Именно казачество сыграло важную роль в обра-щении ногайских мурз за помощью и поддержкой к Москве. Донские, волжские и яицкие казаки контролировали места ис-конных перекочевок ногайских улусов и переправы через Волгу, ставя тем самым ногайцев в прямую зависимость от воли рус-ского государя.
Несомненной заслугой В.В. Трепавлова является всесторон-ний анализ весьма сложной проблемы подчиненности Ногайс-кой Орды России. В исторической литературе наблюдается широ-кий разброс мнений по поводу характера и сроков установления зависимости ногайцев от России. Исследуя шертные записи и грамоты ногайских биев русским государям, автор решает воп-рос о степени зависимости Ногайской Орды от Москвы следую-щим образом: до конца XVI в. обе стороны являлись союзницами несмотря на то, что, начиная с середины 1550-х гг., ногайская сторона стала расцениваться как младший партнер. С 1600 г. на-ступает несомненная вассальная зависимость бия Больших Нога-ев от царя, поскольку глава Орды становится таковым по царс-кому указу, согласно разработанному русскими властями цере-мониалу. Нарастание признаков зависимости на протяжении пер-вой трети XVII в. позволяет заключить, что в конце истории Ногайской Орды между ней и Москвой установились отношения вассалитета с элементами протектората34.
В зарубежной историографии наиболее значительной рабо-той по данной теме является труд современного немецкого ис-торика А. Каппелера. Исследователь пришел к выводу, что между Россией и Ногайской Ордой не было постоянных вассальных отношений, хотя ногаи время от времени оказывались под мос-ковским протекторатом. Вплоть до прекращения существования
- 11 -

в XVII в. Ногайская Орда, по мнению историка, оставалась независимой35.
Проведенный анализ показывает, что в отечественной ис-ториографии наиболее изученными являются проблемы проис-хождения ногайцев и казачества, их самостоятельное развитие в XVI-XVII вв. и русско-ногайские отношения в XV-XVII ве-ках. Однако некоторые периоды этих взаимоотношений слабо освещены и требуют дополнительного изучения. Кроме того, представления о борьбе казачества с ногайцами носят фрагмен-тарный характер, в силу чего нуждаются в существенных до-полнениях и уточнениях. В целом же история трехсторонних кон-тактов России, Ногайской Орды и казачества остается недоста-точно разработанной. Вместе с тем не вызывает сомнений по-требность иметь объективное представление о характере этих связей, что позволило бы, в свою очередь, воссоздать более полную картину международных отношений в Восточной Евро-пе в XV-XVII веках.
Ценными источниками по истории русско-ногайских от-ношений и роли в них казачества является дипломатическая переписка России и Ногайской Орды, которая содержится в Ногайском фонде Архива Посольского приказа, а также мате-риалы других фондов (Крымские и Донские дела) и русских летописей36.
Ногайский фонд состоит из шертных грамот, дипломати-ческой переписки, которые были сведены в столбцы - Ногайс-кие дела, и их списков, внесенных в приказные копийные кни-ги - Ногайские книги. В Архиве имеются Ногайские дела, отно-сящиеся к концу XV - середине XVII в., с лакунами за 1509-1532, 1550-1552, 1557-1580, 1588-1600, 1605-1607, 1610, 1612 годы. Опубликованы только столбцы, освещающие русско-ногайские отношения в период Смуты в начале XVII века37. Но-гайские книги охватывают период с 1489 до 1582 г., с лакунами за 1509-1532, 1539-1547, 1567-1571 годы. Полностью изданы только Ногайские книги за 1489-1508 гг.38, а также некоторые фрагменты из Ногайских книг за 1532-1550 годы39.
Хронологические пропуски в Ногайских книгах иногда уда-ется в некоторой степени восполнить материалами Крымских книг, которые начинаются с 1474 года. До сих пор полностью опубликованы только пять книг, которые охватывают период за
- 12 -

1474-1519 гг., а остальные документы фонда до сих пор не опубликованы, за исключением отдельных фрагментов 40.
Царские грамоты и указы - наиболее распространенные бумаги в делопроизводстве. Всякая бумага, выходившая от име-ни царя в XVI-XVII вв., именовалась грамотой. Но целый ряд документов, исходивших от имени царя, практически являлись документами, исходившими от приказа, то есть указами. Царс-кие грамоты и указы, собранные в Ногайских делах, раскрыва-ют содержание русско-ногайских и казацко-ногайских отноше-ний в исследуемый период.
Первая часть грамот и указов царя, направляемых в Ногай-скую Орду, представляла собой ответы на грамоты ногайских мурз и князей, где кратко пересказывалась их суть. Во второй части указывалось, что будет сделано по этому документу. Ос-новное в грамоте или указе заключалось именно в той резолю-тивной части, которая и отвечала на первоначальный вопрос. Эта часть отражает деятельность Посольского приказа или, в более широком смысле, самого правительства. Грамоты ногайских кня-зей строились по такому же принципу. Из этих грамот Посольс-кий приказ черпал информацию о внутреннем состоянии Ногайской Орды.
Второй вид документации - отписки. Отписки составля-лись по определенному формуляру. Особенно ценны отписки по делам ногайским астраханских и казанских воевод, которые были хорошо осведомлены обо всех событиях, происходивших в Но-гайской Орде, на Дону и Волге. Эти отписки и отпуски к ним царских грамот помогают выделить основные моменты в поли-тике России в Поволжье.
Весьма распространенным видом приказных документов являлись и так называемые наказы. Отправляя послов и гонцов в Ногайскую Орду, Посольский приказ инструктировал их, что спрашивать и что отвечать за границей. Вопросы, составляемые в приказе, являлись частью инструкции, которая давалась послам в памятях или наказах. Размеры наказа зависели, как правило, от времени его составления, а также от важности посольства. Общей тенденцией было то, что посольствам, возглавляемым князьями или боярами, давались более детальные инструкции, чем посольствам, возглавляемым детьми боярскими или дворя-нами. Число вопросов в наказе варьировалось от пяти до сорока.
Просмотров: 1031 | Добавил: BAD_BOY25
Всего комментариев: 0
avatar