СТАВРОПОЛЬСКИЕ ТУРКМЕНЫ - Форум
Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум » НОГАЙЦЫ » СТАВРОПОЛЬСКИЕ ТУРКМЕНЫ (Говорите по-туркменски и любите по-туркменски...)
СТАВРОПОЛЬСКИЕ ТУРКМЕНЫ
тоньюкукк1961Дата: Воскресенье, 15 Декабря 2013, 23:13 | Сообщение # 1
Группа: VIP Пользователь
Сообщений: 598
Награды: 11
Репутация: 100
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений За 500 Сообщений
В Российской Федерации — более 40 тыс. туркмен.

Особую этнограф. группу составляют Т. с., которых в ист. лит. называли трухмены.
Выделяются два ареала расселения т.с.: первый — сел. Туркменского и соседних Благодарненского, Ипатовского и Арзгирского р-нов. Второй — Нефтекумский р-н, а именно аулы Абдул-Газы, Озек-Суат, Кок-Бас, Махач-Аул, Уллуби-Юрт и др. Всего т.с. 13,9 тыс. (2002).

Диалект т.с. называют трухменским языком. Верующие — мусульмане-сунниты.

Т.с. оказались на территории Сев. Кавк. в 2-й пол. XVII в., когда одно из кочевых племен, испытывая притеснения со стороны Хивинского хана, покинуло п-ов Мангышлак, переселилось сначала в степи Астраханской губ., а затем и в р-ны рек Кума и Маныч, — в места, пригодные для скотоводства. Вплоть до нач. XIX в. в этот р-н продолжали прибывать новые группы т.с. Всего обосновалось три рода: Эгдыровский, Чавдуровский и Сайнаджиевский, имевшие в к. XIX в. 2 443 кибитки (семьи) — 12 664 чел. Длит. время Т.с. сохраняли прежний образ жизни, кочуя по территории вост. части Ставрополья: на западе и севере от берегов Калауса, на востоке до Чограя и на юго-востоке до Кумы. По мере истощения одних пастбищ Т.с. на кибитках в продолжение круглого года двигались со стадами, находясь в полной зависимости от них в отношении своего места жительства. Зимой Т.с. располагались в р-не р. Кумы (Зимняя ставка), летом — в долине р. Маныч (Летняя ставка).

Интенсивное заселение вост. части Ставрополья переселенцами из других р-нов империи потребовало упорядочить жизнь кочевников. С этой целью в 1825 г. правительство выделило Т.С. в самостоят. адм. единицу под назв. Приставство трухменского народа, непосредственно подчиненное гл. приставу всех кочующих народов, состоявшему при ставропол. губернаторе. В 1854 г. в урочище Красные Копани было заложено сел. Летняя Ставка, ставшая резиденцией пристава. В 60-е гг. создаются оседлые аулы Большой Барханчик, Малый Барханчик, Куликовы Копани, Кучерла, Чур, Маштак-Кулак, а позже Шарахалсун, Озек-Суат, Айгур, Эдильбай и др. Оседлым Т.с. отводились лучшие земли по 30—40 десятин на душу мужского пола. В общей сложности три туркменских рода получили около 550 тыс. десятин удобной земли, которую Т.с. предпочитали сдавать в аренду, т. к. до нач. ХХ в. продолжали вести кочевой образ жизни. В то время их численность Т. составляла 12 тыс. чел.

Гражданская война и голод 1921—1922 гг. нанесли ощутимый ущерб их хозяйству, для подъема которого в 1920 г. был организован Туркм. р-н с адм. центром в Летней Ставке. В 1925 г. р-ну был предоставлен статус национального, хотя некоторые туркм. лидеры добивались более высокого уровня автономии, что не было поддержано другими национальностями. Тогда на территории Туркм. р-на проживало около 5 тыс. Т.с., 4 тыс. рус. и 600 казанских татар. Гл. проблемой руководства р-на и аулов, не вошедших в его состав, стало преодоление неграмотности. Несмотря на то что царская администрация оказывала содействие в просвещении Т.с. (в двух ставках в к. ХIХ в. было открыто несколько начальных училищ для мальчиков), процент их грамотно-сти в 1920 г. составлял 4,8. К 1922 г. у туркмен имелось шесть школ, где обучалось 250 детей. В 1923 г. просвещение Т.с. было внесено в строку госбюджета. В 1923/24 учеб. году имелось 13 школ (652 учащихся), в 1926/27 — 21 школа (1028 учащихся).

В 1929 г. открылась средняя школа второй ступени с интернатом. Во всех школах обучение велось на рус. и туркм. языках. Преодолевалась и сплошная неграмотность среди взрослого населения, особенно туркменок. В к. 30-х гг. в Туркм. р-не осуществили всеобщее семилетнее обучение. Родной язык применялся и в делопр-ве туркменских аулов.

Успешно велась борьба с эпидемическими заболеваниями (тиф, малярия, чума), приводившими в прежние времена к высокой смертности среди Т.с. В советское время немало Т.с. вернулось на свою ист. родину (Туркменская ССР была образована в 1924 г.) По Всесоюзной переписи населения 1959 г. на Ставрополье их проживало 5,9 тыс. Поскольку Т. уже не составляли большинство населения Туркм. р-на, последний потерял в послевоенные годы статус национального, а в 1956 г. был и вовсе упразднен. В 1970 г. старое название р-на было восстановлено, хотя уже без статуса национального. В последние десятилетия, благодаря высокому естественному приросту, численность Т.с. удвоилась и составила 0,45 % от общего числа населения края.
Их традиц. занятием было кочевое и отгонное скотоводство (разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец, коз верблюдов). Только в Зимней Ставке в к. ХIХ в. Т. держали 13 тыс. лошадей, 15 тыс. крупного рогатого скота, ок. 140 тыс. овец, 11 тыс. коз, более 7 тыс. верблюдов. В Летней Ставке Т. занимались и земледелием (зерновые, огородные и бахчевые культуры). В 1901 г. здесь был создан рассадник чистокровных каракулевых овец и племенного скота красной калмыцкой породы.

Скот и продукты скотоводства Т. продавали в городах и рус. селах Ставрополья и Терека. Своих торгово-промышленных заведений они раньше не имели. Женщины занимались домашним промыслом (обработка кожи, овчины, пр-во войлока).

Традиц. жилищем Т. была юрта, которая первоначально устанавливалась на повозке (кибитке) и так передвигалась во время кочевки. Со временем повозка начала исчезать, но термин «кибитка» сохранился. Большая — имела круглую форму, была сборно-разборной, ее каркас состоял из складных решеток, которые крепились к центр. деревянному обводу. Снаружи каркас юрты обтягивался войлоком, крепившимся ремнями. Пол устилался войлоком и коврами.

Для обогрева юрты и приготовления пищи использовали открытый очаг с треножником. Почетная половина юрты считалась мужской. В юрте стоял сундук, где хранилась постель. Даже при оседлой жизни юрта сохранялась, как дополнит. помещение (напр. кунацкая). Для оседлых Т.с. типичным жилищем стал наземный турлучный или саманный дом с пологой двухскатной крышей и несколькими маленькими оконцами. Жилищем бедноты были землянки и полуземлянки. Совр. жилища Т.с. мало отличаются от домов рус. населения.

В настоящее время в их одежде сочетаются традиц. элементы с городскими общеевропейскими формами. В первые десятилетия века муж. костюм состоял из рубахи и штанов, поверх которых надевался халат. Головной убор — высокая и широкая шапка. Обувь изготовлялась из бычьей кожи. Женщины носили платья туникообразного покроя, длиной по щиколотки, обычно красного цвета; короткие жилетки; длинные, узкие внизу штаны. На голове шелковый или большой шерстяной платок. Молодые девушки — длинные платья, облегающие фигуру по талии.

В пище Т.с. традиционно используются мясомолочные и мучные блюда (мясной суп с приправами, лепешки из муки, каши, плов и др.) Традиц. напитки — ногайский чай, кумыс и айран.

Для Т.с. характерны патриархальные отношения. Среди молодежи воспитывается почитание старших. Взаимоотношения строились на нормах адата и шариата значение которых в последнее время возра-стает, как и рост нац. самосознания. В школах туркм. аулов вновь вводится преподавание на родном языке. Проводятся фестивали с участием представителей Республики Туркменистан. Активно возрождаются исламские традиции. Не только в крупных, но и в небольших аулах возводятся мечети. Так, в а. Башанта Арзгирского р-на в 1998 г. построена внушительная по своим размерам мечеть. Нар. поэт Дмитрий Ильясов является имамом

Туркменам Северного Кавказа или, как их принято называть по месту расселения – Ставрополья, ставропольским туркменам в плане изучения повезло больше, чем их сородичам в Астрахани.

До революции о них писали: А.А.Володин (Турхменская степь и турхмены», «Из турхменской поэзии» Тифлис,1908), И.Л.Щеглов (Турхмены и ногайцы Ставропольской губернии», Ставрополь,1910) С.В.Фарфоровский («Турхмены Ставропольской губернии», Казань, 1911), академик А.Н.Самойлович («Среди ставропольских туркменов и ногайцев и у крымских татар», Петербург,1913) и некоторые другие авторы. В середине 30-х годов у туркмен восточного Ставрополья побывал известный советский тюрколог Н.А.Баскаков, написавший позднее статью «Об особенностях говора северо-кавказских туркмен» (М.-Л.,1949). В 1957-1958 годах в западном Ставрополье в течение нескольких месяцев собирал материал молодой языковед из Ашхабада С.Куренов, написавший диссертационную работу об особенностях языка ставропольских туркмен. В 1962 году на туркменском языке вышла его небольшая, но интересная книжка, рассчитанная на массового читателя, - «Ставропольские туркмены и их культурное богатство», посвящённая в основном народному поэтическому творчеству и языку этой группы туркмен. Отдельные сведения исторического характера встречаются и в некоторых других изданиях советского периода.

Однако если научное изучение языка и народного творчества ставропольских туркмен можно считать более или менее удовлетворительным, этого, к сожалению, нельзя сказать об их этнографическом изучении.

С целью этнографической разведки для будущих работ я и предпринял две краткосрочные поездки к ставропольским туркменам, некоторые результаты которых использованы при подготовке этого материала.

В июле 1959 года, получив месячный отпуск после окончания университета, я решил по пути из Москвы в Ашхабад осуществить одно из своих заветных желаний: съездить к ставропольским туркменам. Благо, что добровольный гид и переводчица, оказавшая мне в этой первой поездке по западному Ставрополью большую помощь, была – студентка нашего же исторического факультета, ставропольская туркменка, Соня (Сеитхан) Халмухаммедова.

Начав с её родного селения Чур, мы посетили также аулы Маштак-Гулак, Сабан-Антуста, Шарахалсун (Чонкей) и посёлок Летняя Ставка. А в морозном декабре этого же года видавший виды автобус, пыхтя из последних сил на заснеженной дороге, пробился в Ачи-Кулак – один из отдалённых районных центров восточного Ставрополья, где тоже расположено несколько туркменских селений. Из них я побывал в аулах Озек-Суат и Далган (Уллубий-Юрт).

Ставропольские туркмены живут в настоящее время, или жили до недавнего времени, кроме семи вышеназванных, в следующих селениях. Янгуй (Куликовы Копани), Эдилбай, Башанта, Юсупгулак, Нижний Барханчак, Дешикли, Джелал (Махач-аул), Гапгач, Мурзабек, Махтуммекдеп (в него перешли туркмены из бывшего Туркмен-аула). Каждый из аулов имеет свою историю. О Летней Ставке следует сказать особо. Но, прежде всего, несколько слов о самом явлении туркмен в Ставрополье, на Северном Кавказе.

Как я уже упоминал в предыдущем материале об астраханских туркменах, первые переселения мангышлакских и вообще закаспийских туркмен в район нижней Волги и к западу от неё относятся ещё ко второй половине ХYП века (в 1653, 1677 и др. годах). В ХYШ веке и даже начале ХIХ (например, в 1813 году), при Петре I и последующих российских правителях переселения продолжались. Большая часть переселившихся туркмен, главным занятием которых, как и на родине, было кочевое скотоводство, в поисках более привольных мест для выпаса скота постепенно продвигались на юго-запад – к просторам Северного Кавказа. Этот процесс происходил на протяжении довольно длительного периода, так что проследить его в деталях трудно. Например, в 1771 году часть переселившихся туркмен, живших в низовьях Волги и присоединённых царским правительством в начале ХYШ века для совместного кочевания с калмыками, была насильно уведена мятежным калмыцким ханом Убуши в Китай. Уже из-за реки Урал трёмстам сорока семьям из них удалось всё же бежать и возвратиться назад, где им было разрешено кочевать от Волги до реки Кумы на Северном Кавказе.

Постепенно сложилась территория расселения северо-кавказских туркмен – Туркмен сэхрасы (Туркменская степь), занимавшая северо-восточную часть Ставропольской губернии и ограничившаяся в основном берегами рек Кумы, Маныча, Айгура, Калауса и их притоков. Места, где у туркмен устанавливались основные зимовки (по правому берегу Кумы) и летовки (по левому её берегу, получили официальное название Зимняя и Летняя Туркменские Ставки. Для большего контроля всей жизни туркмен царской администрацией в 1825 году было образовано Главное туркменское приставство с центром в Летней ставке. В канцелярии пристава периодически составлялись отчёты об изменениях в численности туркменского населения, его экономике (количестве голов скота, уплате налогов, постепенном переходе к оседлости и земледелию и т.п.).

Усиление налогового гнёта, когда недоимки стали расти из года в год, ухудшение кормовой базы для скота и суровые зимы несколько лет подряд, эпидемии холеры, малярии, гриппа, а в 1910 году болезни «хакым», как её называют старожилы, позднее империалистическая и гражданская войны с последовавшим за ними жесточайшим голодом привели к упадку хозяйства туркмен и резкому сокращению населения. Так, например, извозный промысел по перевозке грузов на трассе Моздок – Тифлис, где туркмены в 1836 году держали 1500 верблюдов, а в 1849 году – 1200, с сокращением верблюжьего поголовья был забыт. Количество овец – главного богатства и гордости скотоводов (на Всероссийской выставке 1912 года ставропольские туркмены получили высшие награды за каракульскую и курдючную породы овец), всего за сто лет, с 1817 по 1917 годы, уменьшилось с более 200 тысяч до 50775 голов, то есть в четыре раза. Аналогичный процесс происходил и в других отраслях скотоводства.

Упадок скотоводства способствовал переходу кочевников на оседлость. В 1863 году в Верхнем Барханчаке появляется первый оседлый аул туркмен, состоявший всего из 708 хозяйств. За первенство туркмены назвали его Баш оба или Баш агыл (главное или начальное селение, загон). За ним стали появляться и другие. Так, упомянутый Володин отмечал уже в 1902 году тринадцать оседлых аулов с 2072 домом и 11 тысячами жителей, кочевых же туркмен - 5 с половиной тысяч.

Общая численность ставропольских туркмен в 1871 году, как свидетельствуют архивные материалы, составляла 17586 человек обоего пола. В 1917 году их насчитывалось 18388, то есть почти за пол столетия численность возросла всего лишь на 800 человек. В 1923 году на Ставрополье осталось всего 5663 туркмена. О причинах столь малого прироста, а затем и катастрофического уменьшения их численности говорилось выше. Лишь с укреплением на Северном Кавказе Советской власти, оказавшей ставропольским туркменам большую помощь (например, в 1923 году они были освобождены на пять лет от всех налогов, и получили 300 тысяч рублей ассигнований на восстановление разрушенного хозяйства), жизнь их стала улучшаться, а население расти. В настоящее время, несмотря на прошедшую войну, общее число ставропольских туркмен по некоторым расчётам можно предположить не менее чем в 12-15 тысяч человек.
Сергей Демидов
http://www.erkin.net/chronicle2/news519.html

Добавлено (15.12.2013, 23:13)
---------------------------------------------
У туркмен Ставрополья. Часть II. Хроники, часть 2

В июне 1927 года Совнарком РСФСР вынес решение «О необходимости концентрации туркменского населения вокруг Летней Ставки Ставропольского округа». Была создана самостоятельная административная единица – Туркменский район. Он просуществовал до 1957 года, когда в связи с укрупнением районов был упразднён, а туркменские селения влились в состав Петровского, Благодарненского, Арзгирского и Ипатовского районов.

Образование Туркменского района способствовало быстрому развитию экономики и культуры ставропольских туркмен. В колхозах и совхозах (один из лучших среди них, к слову, получил название «Туркмен») они самоотверженно трудились в земледелии (пшеница, кукуруза и другие культуры) и животноводстве. В планах развития животноводства на Северном Кавказе Туркменскому району обычно отводилось особое место, как специализирующемуся на высокодоходных тонкорунных породах овец (шыван гоюн).

Во всех селениях действуют клубы и библиотеки-читальни. В 30-х годах был организован и успешно выступал ансамбль народных инструментов. Актёры-любители ставили пьесы: «Кыз берув», «Молла Насреддин», «Залым казы», «Кор-оглы» и другие. До 1937 года выходила районная газета на туркменском языке. В каждом населённом пункте имеется школа, где в начальных классах преподавание ведётся на родном языке.

Коснёмся теперь кратко языка и некоторых сторон быта ставропольских туркмен. Для них характерно слияние традиционно туркменского с заимствованным у соседей. В быту сохранились также отдельные архаичные черты, полностью или почти исчезнувшие в Туркмении, что объясняется своеобразной изоляцией этой группы в течение довольно долгого времени.

Язык ставропольских туркмен, сохранив свою туркменскую основу, претерпел некоторые изменения. В нём исчезли носовые и зубные звуки, но зато появились некоторые другие, сближающие речь с языком волжских татар и ногайцев. Тоже можно сказать и о словарном запасе, пополнившимся и частично изменившимся за счёт названных, а также русского, казахского и калмыцкого языков.

Жильём тех, кто продолжал (до 1913-14 гг.) кочевать, служили кибитки, конусообразный тип которых был заимствован у калмыков. Последние кибитки можно было ещё увидеть в конце 20-х годов. Землянки делали редко. В основном строились саманные дома с камышовой крышей. Традиция строительства из саманного кирпича-сырца бытует и в настоящее время. Для фундамента используют ракушечник из местного карьера, крыши стремятся покрывать привозной черепицей. В деле жилого строительства (как и в орудиях и способах обработки земли) большое влияние оказало соседнее русское население.

Несмотря на распространение современной мебели, сохраняется обычай есть и отдыхать на полу или тахте – нарах вдоль стен – на постеленных миндерах (узких ватных матрацах) и кошмах. Кошмы, в отличие от встречающихся в Туркмении, обычно одноцветные, белые или чёрные, с узким узором по краю. Среди виденных мною совершенно новых не попадалось, так как с начала 50-х годов кошмоваляние почти прекратилось. Ещё раньше в предреволюционный период, с упадком хозяйства исчезло и ковроделие. Правда, в начале 20-х годов была предпринята попытка создать ковровую артель в Шарахалсуне, но просуществовала она недолго. С исчезновением кибиток исчезли в основном ещё в дореволюционный период и такие характерные элементы интерьера кочевого жилища, как ковровая или паласная торба (большой мешок обычно для сухих продуктов: зерна и т.п.), хорджин (перемётная сумка).

Покрой одежды ставропольских туркмен в целом более узкий, чем в Туркмении. Однако красный, наиболее традиционный цвет туркменской женской одежды и пристрастие к украшениям из серебра, сохранились и здесь. Так, девушки и молодые женщины носят платье койлек (литературное койнек) красных оттенков. В торжественных случаях, как и в Туркмении, надевается праздничное курте из бархата с богатыми серебряными украшениями: якалык (соответствие литературному гуляка) – у ворота, беклик (застёжки), ока (галуны) и монетами. Как и у астраханских туркмен, лоб девушек и молодых женщин могла украшать славуч – лента с двадцатью монетами. У молодых женщин, которых я видел в Ачи-Кулагском районе, особый эффект производили на красном фоне одежды наборные серебряные пояса кавказского типа.

Характерными элементами костюма замужней женщины являются дастар и чембер – два шёлковых или иных полотнища, закрывающих поверх платья грудь и голову. В более отдалённом прошлом носили пюренджек, сохранившийся ныне лишь как элемент свадебного ритуала. Цвет различных частей женской одежды (койлек, камзел, гаптал, чембер и др.) связан с возрастом. Например, дастар совсем молодой женщины был розового или красного цвета; тридцати - сорокалетней – красного; лет сорока пяти – оранжевого; затем жёлтого, а после шестидесяти – белого. Но уже в тот период, когда мне довелось побывать на Ставрополье, в аулах, расположенных ближе к центрам, начала всё более распространяться женская одежда европейского типа.

У мужчин национальные элементы одежды сохранялись значительно меньше. Характерных огромных лохматых папах-тельпеков здесь не помнят. Вместо них надевали бёрик – небольшую шапку из смушки с возвышающимся матерчатым верхом (в Туркмении в мужском костюме бёрюк означает тюбетейку). Сейчас её носят лишь некоторые старики, хотя до войны в нежаркий период надевала и молодёжь. Ныне её вытеснила обычная ушанка, а летом кубанка или чаще – кепки. Из зимней одежды сохраняются ещё – беклек – ватные бешметы и курк – шубы из овчины.

Наблюдается и ряд других характерных бытовых отличий по сравнению с Туркменией. Например, у ставропольских туркмен пьют калмык чай, приготовленный с молоком, сливочным маслом или жиром, солью, перцем и другими специями, а на зиму приготовляют казы – колбасу из конины, чего практически нет в Туркмении. В Ставрополье не знали употребления наса, а мужчины подобно калмыкам и русским, курили из трубок листовой табак, который хранили в чонтай – кисете из бараньей шкуры. В 30-х годах трубки и чонтай вытеснили портсигары и папиросы.

У ставропольских туркмен, в отличие от закаспийских, не знавших слово танец, уже давно существует танцевальная традиция, заимствованная опять же от соседей: танец - «бий», танцевать - «бийлемек». Этому заимствованию способствовали, очевидно, в первую очередь калмыки и татары. Один из танцев или танцевальная мелодия (бийсаз) так и называется – «калмык бий» и др. Кроме этого есть «туркмен бий», «чейдиль бий» и др.

При встрече моей спутницы с родными, бабушка её вдруг начала айдым – весьма поэтический традиционный плач. С этим я столкнулся впервые (в Туркмении ритуальные плачи «агы» связаны с оплакиванием умершего). Да и сам термин этот получил здесь иной смысл. В Туркмении айдым – песня, а здесь песня – йир. Когда же речь зашла о свадебном ритуале, с понятным для этнографа волнением я услышал термин гёк бёри (дословно «голубой или небесный волк»), хотя и в несколько необычной интерпретации. Ведь этот термин отражающий, видимо, очень древние тотемические верования, и отмеченный в свадебном ритуале туркмен известным венгерским путешественником и востоковедом А.Вамбери в середине ХIХ века, ныне практически забыт. По описанию Вамбери, так называлось в прошлом преследование верхом женихом невесты (у казахов это стало видом игры – соревнования «догони девушку»), в котором жених олицетворял символического волка, а невеста преследуемую овцу. У ставропольских же туркмен так называется обычай отказа сватам, пришедшим сватать девушку. Такой «чай» и назывался «гёк бёрин сувы ялы» - «как вода голубого (небесного) волка».

Но при всех различиях и изменениях, что произошли за три столетия, ставропольские туркмены сумели сохранить свою туркменскую основу: самосознание, язык, культуру. Сохранили и связь с краем, откуда вышли, особенно ожившую после Октября. Связь эта взаимно полезна. Из республики в Ставрополье шли учебники, издание любимого Бахтумгулы (у ставропольских туркмен так называют Махтумкули), книги туркменских советских писателей. Жажду к туркменской классической и современной литературе я воочую увидел, когда, входя с клубами декабрьского, снежного бурана в дома туркмен, раздавал изданные в Туркмении книги Махтумкули, Сеиди, Молланепеса, Зелили, Кемине и других туркменских классиков, которыми была набита моя полевая сумка. Один старый учитель даже сказал, что я появился у них как Мяти, то есть своего рода мессия. Когда нужно было помочь школьному делу, из Туркмении на Ставрополье уехали учителя (среди них, в частности, были поэты Аман Кекилов и Ата Ниязов). Позднее в 1991 году с помощью республики на Ставрополье снова начала издаваться на туркменском языке четырёхполосная газета, получившая название «Гюнеш» («Солнце»). Правда, насколько мне известно, с распадом Советского Союза издание её прекратилось.

С другой стороны, в Туркмению приезжало немало ставропольских туркмен, особенно молодёжи, на учёбу в вузах и техникумах республики, на работу или просто навестить родственников и знакомых, посмотреть своими глазами, чего достиг край их предков. Часть их осталась в Туркмении и внесла свой вклад в общее дело. Среди таких людей можно встретить и заслуженного экономиста, и хирурга высшей категории, и историка и других специалистов. Даже в институте истории Академии Наук Туркменистана, где мне довелось проработать много лет, некоторое время учёным секретарём был уроженец далёкого ставропольского аула Башанта.

Сергей Демидов

http://www.erkin.net/chronicle2/news536.html



http://www.youtube.com/watch?v=iuhc8i6IKWI
http://www.youtube.com/watch?v=fXqNzRI_ehE
http://www.youtube.com/watch?v=HXt_8k1s2EM
http://www.youtube.com/watch?v=3uZbXC8kcyA

http://turan.info/forum/showthread.php?t=8774









Сообщение отредактировал тоньюкукк1961 - Воскресенье, 15 Декабря 2013, 23:22
 
Беслан09Дата: Вторник, 17 Декабря 2013, 15:51 | Сообщение # 2
Группа: Администратор
Сообщений: 189
Награды: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений
помойму это сайт посвещенный НОГАЙЦАМ или че то не правильно понимаю
 
тоньюкукк1961Дата: Вторник, 17 Декабря 2013, 22:53 | Сообщение # 3
Группа: VIP Пользователь
Сообщений: 598
Награды: 11
Репутация: 100
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений За 500 Сообщений
Ставропольские туркмены в Нефтекумском и Туркменском районах Ставрополья живут бок о бок с ногайцами вот уже больше 300 лет. За такое долгое время ногайцы и туркмены настолько сблизились, что практически стали одним народом, почти все ставропольские туркмены знают по-ногайски, а те кто не знает могут с нами говорить по-ногайски без переводчика, межнациональные браки между туркменами и ногайцами очень часты и не вызывают никаких противоречий, поскольку обычаи у нас одинаковы.
Интересна история, которая сопровождает их появление в наших степях в 17-м веке: дело в том, что это время ознаменовалось для ногайцев нашествием калмыков, которые используя своё выгодное положение грозили полным уничтожением ногайцев. Не знаю правда или нет, но у меня есть сведения, что туркмены пришли и стали между нами и калмыками и, тем самым спасли ногайцев от истребления. Если даже это не правда, то даже просто появление родственного нам народа могло повлиять на калмыцких тайшей и они перестали нападать на ногайцев из опасения, что по ошибке могут перепутать ногацев с туркменами и будут иметь дело уже с двумя сильными врагами, которые могут им отомстить. Так что оларды бизге Алла айдап аькельди.
Третье, о чём хочу сказать: в последние годы наметилось некоторое отчуждение в наших отношениях, особенно среди молодёжи, которая, я считаю, недостаточно осведомлена о нашей более чем трёхсотлетней дружбе, а отношения испортить очень легко... Поэтому я опубликовал этот материал, надеясь, что молодёжь наша найдёт время, чтобы ознакомиться с ним и сложит более благоприятное мнение о наших добрых соседях и наших родственниках - СТАВРОПОЛЬСКИХ ТУРКМЕНАХ. Как говорят у ногайцев "Аулдас - аданас"
 
Беслан09Дата: Вторник, 31 Декабря 2013, 01:07 | Сообщение # 4
Группа: Администратор
Сообщений: 189
Награды: 6
Репутация: 0
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений
ясно теперь
 
Форум » Форум » НОГАЙЦЫ » СТАВРОПОЛЬСКИЕ ТУРКМЕНЫ (Говорите по-туркменски и любите по-туркменски...)
Страница 1 из 11
Поиск: