Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум » НОГАЙЦЫ » Романов -Скромный анклав Ногайской Орды (Ушаков, романовская овца, Пётр Урусов - откуда они...)
Романов -Скромный анклав Ногайской Орды
тоньюкукк1961Дата: Понедельник, 02 Декабря 2013, 22:28 | Сообщение # 1
Группа: VIP Пользователь
Сообщений: 598
Награды: 11
Репутация: 100
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений За 500 Сообщений
Романов-Борисоглебск (Тутаев)



скромный анклав Ногайской Орды

Тутаев… Имя города кажется таким “исконным”, загадочным и древним, а ведь это всего лишь – фамилия революционера, погибшего в 1918 году возле Романова-Борисоглебска. Из-за чего старый добрый Романов-Борисоглебск и переименовали в Тутаев. Спасибо хоть, что фамилия у красноармейца благозвучная оказалась.Дефис в имени города не от аристократизма, и не от прихоти: просто до 1822 году было два города по разные стороны Волги, Романов на левом (рисунок 1) и Борисоглебск на правом (рисунок 2), а в 1822 году решили сделать один. Несмотря на то, что Романов и Борисоглебск веками смотрят, не оторвутся друг на друга, истории их не похожи. Достаточно сказать, что в Романове до 1760 года с мечетей звали на вечернюю молитву: ногайцы, поселенные тут милостью Ивана Грозного, основали на берегу Волги крошечное ханство. А Борисоглебск Христу молился, рыбу ловил, на том и богател – Романову же рыбачить запрещали. Зато Романов парусники строил за столетия до Петра с его потешными кораблями.

Ногайский улус в русской глубинке

Иван Грозный побывал в Романове проездом в 1553 году, по дороге из Кирилловского монастыря. У царя осталось какое-то личное впечатление от города, не нам судить, положительное или отрицательное. Факт, что вскоре Иван Грозный совершает шаг, обычный для политики его и его предшественников, но столь болезненный для национальной гордости великороссов. Он отдает Романов и округу в кормление ногайским мурзам, перешедшим на русскую службу. Романов, таким образом, стал в число других “русско-татарских” городов: Касимов, Звенигород, Серпухов, Кашира.

Зачем это понадобилось царю? В 1554 году в Ногайской орде произошел переворот, спровоцированный агентами Москвы. Мирза Исмаил сверг и убил своего брата Юсуфа, и узурпировал верховную власть, объявил себя бием (ханов в Ногайской орде, за исключением приглашенных чингизидов, не было). Родственники Юсуфа под руководством Юнуса развернули борьбу. В 1558 году Юнус потерпел поражение от Исмаила, явился в Астрахань, и объявил о желании служить Москве. В том же году Юнус оказывается в столице. Исмаил сам просил московского царя удержать Юнуса в России – чтобы тот не мешался в Ногайской орде. Но Иван Грозный пошел дальше: несмотря на то, что Исмаил проводил промосковскую политику, Иван объявил Юнуса бием, наряду с Исмаилом. Вероятно, чтобы Исмаил помнил, что замена ему найдется. Но стать реальным правителем Юнусу было не суждено: в 1561 году он умер.

Его братья, Ибрагим и Эль, продолжали партизанить против Исмаила. После того, как они попали в плен к Исмаилу, он выслал их в Москву (1564). В том же году (или по крайней мере до июля 1565) царь нарекает Ибрагима бием взамен умершего Юнуса, и дает ему в кормление, как “князю ногайскому”, город Романов. Но Ибрагим оказался плохой марионеткой. Поссорившись с опричником Романом Пивовым (уж не наследным ли владетелем города Романова, которому не понравилось, что к нему приехали какие-то ногаи?), Ибрагим, боясь царского гнева (тем более, что Роман настрочил Ивану донос) бежал к польскому королю (1570), а оттуда к крымскому хану (1571). Но не удержался и при тамошнем дворе: около 1576 года источники видят его в Малой Ногайской орде, куда стекались все, кто не мог жить в Большой. Кстати, В. Трепавлов не исключает, что в конце жизни Ибрагим вернулся в Романов; во всяком случае в 1593 году источники видят в Романове какого-то помещика Ибрагима Юсупова.

В отличие от брата, Эль, поначалу бывший в тени Ибрагима, верно служил Москве, и, после бегства Ибрагима в Польшу, Эль стал наследником “ногайского княжества” в Романове. Эль, а затем его сын Сююш (другой сын Эля, Бай, погиб в Смуту), были правителями этого своеобразного княжества. В 1595 году к отцу присоединился третий сын, Чин, который до этого помогал разбитому Кучуму и партизанил вместе с ним. Полномочия Эля и его наследников, после смерти Ивана Грозного, подтвердил Федор Иванович, а потом и оба Лжедмитрия. Так, Иван Грозный в своем завещании особо просил сына Федора: "А держи Романов, сын мой, за ногайскими мурзами; а отъедут или изведутся, ино Романов сыну моему", то есть самому Федору. Федор выполнил наказ, только несколько раз писал ногайцам, прося не оскорблять религиозных чувств православного населения. Что это были за “оскорбления”? Например, много позже один знатный ногаец в пост съел вместе с православным священником гуся. Об этом узнал сам царь. Ногайцу (а не священнику, заметим) грозила такая опала, что тот поспешил креститься.

Зачем России понадобился Ногайский анклав? Отношения с Ногайской Ордой были приоритетом тогдашней политики России. Орда, располагавшаяся восточнее современной Астрахани, была или фактором русского влияния на юге, или источником опасности – в зависимости от обстановки. В Орде приходили к власти то лояльные Москве силы, то агрессивные, а иногда двое стоявших во главе Орды правителей придерживались противоположных взглядов на отношения с Россией. В 1552 году пала Казань. Завоевание ханства не могло бы осуществиться без поддержки, хотя бы и молчаливой, Ногайской орды. Это хорошо видно по тому, что, когда в Орде скрывался изгнанный из Казани, враждебно настроенный к Москве Сафа-Гирей, это создало колоссальные проблемы для русской политики в Поволжье. Когда вскоре после Казани пала и Астрахань, границы России сомкнулись с границами Орды. Теперь важно было обеспечить лояльность покоренных территорий, сотрясаемых восстаниями, что вряд ли получилось бы, если не задобрить Ногайскую орду. К тому же Россия и Орда одно время затевали совместную интригу против Крыма. Короче, Москва была заинтересована в том, чтобы люди из Орды, зашедшие в дружбе с Россией настолько далеко, что вовсе перебазировались в ее пределы, нашли бы здесь хороший прием. Статус владельца Романова, как мы видели – это статус “резервного” правителя Ногайской орды. Наконец, не будем сбрасывать со счетов и то, что служилые ногайцы были прекрасными воинами, и достаточно вспомнить, что одного из Лжедмитриев убил именно ногаец Урус.

Однако, “Ногайского княжества” в его “касимовском” варианте в Романове никогда не было. Во-первых, они появились на карте России совершенно по-разному. Если Касимов был вырван татарами у русских после того, как они заполучили в плен Василия Темного, то Романов отдали ногайцам добровольно, из соображений высшей политики. Во-вторых, даже у самой Ногайской Орды во главе не было хана. Орда управлялась чем-то вроде совета старейшин, среди которых двое главных стояли во главе государства. Орда иногда приглашала к себе ханов со стороны, из числа чингизидов, но быстро отказалась от этой практики, а, поскольку, кроме потомков Чингизхана занимать ханский никто не мог, то Орда обходилась без хана вообще. Отсюда – более низкий статус и Романовского владения по сравнению с Касимовским ханством.

Как была устроена внутренняя жизнь этого анклава азиатских степей в русской глубинке? К Элю и его сыновьям постепенно стали подъезжать другие ногайцы, не связанные с ними родством. Эти люди поступали в услужение своим более знатным сородичам. Ногайцам выделили для поселения территорию возле города, где они создали свою, отдельную слободу. По другим источникам, Эль и его мурзы, владея землями в окрестностях города, в самом городе имели по “дворцу”. Официально Эль имел право “управлять” своим “княжеством”, а также брать с него “ясак” (то есть налоги). Фактически Эля держали в Романове, как в золотой клетке. В 1606 году с ним разговаривал один шведский дипломат. Эль жаловался, что он “прибывший сюда добровольно лет 40 назад, вряд ли увидит свою отчизну”. Его жалобы прервал русский пристав, который, видимо, постоянно сопровождал этого “бия”, как соглядатай. Такова была цена за призрачную возможность когда-нибудь отправиться на трон в Ногайской орде.

Эль умер в 1611 или в 1612 году. Ему наследовал сын, мирза Сююш, право которого подтвердили сначала вожди Ополчения, а потом и царь Михаил Романов. Стало быть, даже власть единственного наследника должны были подтвердить в Москве. В 1620 году посадские люди нажаловались на “мирз”, и Москва отняла у ногайцев право самостоятельно распоряжаться “ясаком” (налогами). Отныне “ясак” поступал в Посольский приказ, а уж оттуда фиксированная сумма жалованья передавалась ногайцам Романова.

В 1656 году Сююш, так и не крестившись, умирает. О том, чтобы он передал владение сыну (а у него было пять сыновей, из которых трое дожили до зрелого возраста), мне ничего не известно. Вероятно, со смертью Сююша прекращается недолговечная “романовская” династия ногайцев, а вся власть в городе переходит к воеводе. Ногайская орда теряет свое значение, а потом и вовсе прекращает существование. Теперь “запасной бий” больше не нужен России.

Ногайцы, конечно, остаются в Романове, но уже на голом окладе, как обычные служилые эмигранты. Впрочем, некоторым из них нипочем была политика, раз богатство позволяло безбедно жить. Как, например, Афанасию Шейдяку, как видим, крестившемуся, который в Романовском, да еще в Звенигородском уездах владел 60-ю деревнями и 2268 десятинами пашни. Вообще, потомки Сююша основали знаменитый род Юсуповых – да, тот самый. Удачно выслужившись уже на придворной службе, Юсуповы стали к середине 18-го века более влиятельны, и уж точно, более богаты, чем их прародители в Ногайской Орде.

Менее знатных ногайцев постепенно ассимилировали, вынуждая креститься. Сначала чисто экономическими мерами. Так, Алексей Михайлович запретил под любым предлогом передавать или продавать “татарам” наделы русских помещиков или крестьян. Сын Алексея, Петр, применил уже и насильственные меры: земли ногайцев, не пожелавших креститься, забирали в казну. Но лишь в 1760 году Екатерина разрушила последние остатки Романовского “улуса”, переселив “татар” в особую слободу в Костроме, и закрыв мечеть в Романове. Жаль, что я не знаю, где она находилась, и сохранился ли от нее хотя бы фундамент.

Но романовский “улус” не прошел бесследно для России. Именно отсюда вышел ряд родов служилых “татар”, которые составили ее славу. Помимо Юсуповых, это Сабанеевы, Алаевы, род адмирала Ушакова. Кстати, турки, страшно боявшиеся Ушакова, прозвали адмирала на свой лад “Ушак-паша”, как, вероятно, и звали его предка.




Портрет Ушакова Ф.Ф. восстановленный скульптором Герасимовым. http://history.sgu.ru/?wid=1947

Была от ногайцев и практическая польза. На всю Россию прославилась знаменитая романовская овца, шубы из которой были легкие, но жаркие, “как три печи”. Эту породу привезли ногайцы из степей, и подарили романовцам вместе с искусством ухаживать за животными и выделывать “правильные” шубы. Сколько Россия тратила на покупку хороших мехов и кож, которые умели выделывать поначалу только кочевники, и сколько заработала на том, что в Москве кожевенное дело поставили жители татарской слободы, а в Романове меховое – обитатели ногайской, пусть подсчитают историки экономики.



Романовская (ногайская) порода овец.  http://www.gradromanov.ru/03_ovza.htm

http://archeologia.narod.ru/tut/tut.htm


Сообщение отредактировал тоньюкукк1961 - Понедельник, 02 Декабря 2013, 22:48
 
тоньюкуккДата: Пятница, 28 Апреля 2017, 11:59 | Сообщение # 2
Группа: Администратор
Сообщений: 594
Награды: 6
Репутация: 110
Статус: Offline
За сообщения на форуме:
За 1 сообщение За 10 Сообщений За 100 Сообщений За 500 Сообщений
РОМАНОВСКИЕ ТАТАРЫTimerbek, апрель 2006Романовские татары... в указах царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича мы не раз сталкиваемся с ныне несуществующей группой татар. Куда же они делись? Попробуем разобраться. Этому и посвящена наша работа, написанная на основании интернет-обзора материалов по данной тематике.РомановВ 1554 году в Ногайской орде произошел переворот. Власть захватил мирза Исмаил, убив своего брата бия Юсуфа. Сыновья последнего постепенно переходят на службу Москве. В 1565 году Иван Грозный отдает Ибрагиму сыну Юсуфа город Романов и окрестные деревни в кормление. Постепенно к своим знатным сородичам приезжали ногайцы, вышедшие на службу к русскому царю. Они селились около города, где возникла особая татарская слобода. Так в пределах России появляется еще один "татарский" город. Населяющие Романов "мурзы и татары" исповедовали свою религию, имели в городе мечети.В 1570 году Ибрагиму наследует его брат Иль мурза. Иван Грозный пожаловал Иль мурзе Юсупову во владение село Никольское. Вероятно, у Иль мурзы был в городе свой дворец. После смерти Иль мурзы в 1612 году "княжение" переходит к его сыну Сеюшу. Казаки и татары, испомещенные в Романове подчинялись непосредственно своему князю ногайскому, а население платило ему ясак. Но Михаил Федорович Романов Указом 1614 года установил в городе царского воеводу, ограничив самостоятельность татар, а в 1620 году после челобитной посадских людей ясак стал уходить напрямую в Посольский приказ, а мурзам выплачивалось только жалованье. В 1656 году умирает мурза Сеюш, оставшись верным вере предков. У Сеюша было пять сыновей, но, по-видимому, власть окончательно переходит к русскому воеводе. Первым принял святое крещение сын Сеюша и правнук Юсуфа Абдул мурза. После крещения он получил имя Дмитрия Сеюшевича Юсупова-Княжева. От сыновей Сеюша и пошел знаменитый род князей Юсуповых.Русское правительство последовательно проводило по отношению к романовским, как впрочем, и к другим татарам политику постепенного крещения. Взять хотя бы "Указ царя Федора Алексеевича о разных монарших милостях романовским мурзам и татарам, за принятие христианской веры" от 21 мая 1680 года. И менее знатных ногайцев постепенно ассимилировали, вынуждая креститься. Сначала чисто экономическими мерами. Так, Алексей Михайлович запретил под любым предлогом передавать или продавать "татарам" наделы русских помещиков или крестьян. А в 1680 году в Костроме образована Татарская слобода из татар, переведенных по царскому указу из Романовского уезда. Царь Петр, применил уже и насильственные меры: земли ногайцев, не пожелавших креститься, забирали в казну. Но, скорее всего, значительная часть татар так и осталась в мусульманской вере. Вера для них была даром божьим, который они несли, несмотря на тяготы, на протяжении всей своей жизни. Окончательный удар по романовским мурзам нанесла императрица Елизавета Петровна, выселив их всех в Татарскую слободу Костромы в 1761 году. Мечеть закрыли, дворец разобрали...Но Романов оставил заметный свой след в истории. Именно из этого города вышли знатные служилые роды: Сабанеевы, Алаевы, князья Юсуповы, род адмирала Ушакова. О "татарских временах" до сих пор свидетельствуют географические названия татарского происхождения – Яскино, Батыево, Баскаково.КостромаВзгляд Ахуна Сафарова. Мулла мечети татарской слободы на протяжении всей 2-ой половины 19 века.Костромская подгорная Татарская слобода расположена близ самого города на восток, в два ряда чистеньких раскрашенных домиков в один этаж, по отлогому берегу реки Волги, на живописном положении. Из середины Слободы величаво красуется с луной деревянная мечеть, а далее, за слободой, сосновая роща, где находится мусульманское кладбище с памятниками, что резко бросается в глаза для каждого проезжающего Волгой. Здешние татары, живущие среди русского народа, не утратили своей религии, доброй нравственности, и преданности к Белому царю. Вообще, Татарская Слобода отличается чистотой и опрятностью и служит местом прогулки и экскурсий для костромичей, идущих сюда по праздникам полюбоваться местностью и житьем-бытьем татар. Население принадлежит к потомкам служилых татар, зачисленных в 1779 году в сословие казенных крестьян, из коих многие дворянской фамилии, как-то Бильгильдеевы, Булатовы и др. В мае 1767 году императрица Екатерина, быв в городе Костроме, повелела местному воеводе Малыгину иметь собственное смотрение и попечение о нуждах и просьбах татар этой слободы.И взгляд с другого берега...Слободу отделяла – и в настоящее время отделяет – Чёрная речка, которая в начале века являлась юго-восточной границей города, оканчивающегося Ямской слободой (конец улицы Нижняя Дебря). К началу нашего столетия население слободы составляли исключительно татары, причём, их было всего не более 7–8 фамилий. Это были Женодаровы, Булатовы, Маметевы, Космасовы, Бильгильдеевы, Курочкины, Сиушевы, Кадыбердеевы. Всего же взрослого населения насчитывалось не более 2 000 человек.Посёлок состоял из нескольких узких улиц, застроенных маленькими деревянными домами с двориками, отгороженными от соседей деревянными заборами. Было несколько двухэтажных домов, принадлежавших местным богачам. При каждом домовладении имелись конюшни, коровники и сараи. Улицы были очень грязные даже летом, но в домах постоянно поддерживалась чистота и опрятность. У входа всегда стоял высокий медный кумган и таз для омовения. Этого мусульманского обычая все придерживались строго.Слобожане крепко придерживались обрядов, языка, религии, привычек и занятий своих предков. Даже национальные костюмы старались сохранить в том виде, в каком их носили 100–200 лет тому назад их предки. Мужчины надевали тёмные длинные поддёвки «в талью», покроя поповского подрясника. Головы гладко брили, усы и реденькие бородки оставляли. Даже дома они никогда не снимали тюбетейки, а, выходя на улицу, прямо на неё надевали другой головной убор – шапку или какую-нибудь шляпу.Женщины носили такие же поддёвки и сарафаны особого национального покроя. Платки повязывали, сгибая их под прямым углом, а не на угол, как принято у русских. В праздник ураза-байрам, по пятницам и в другие торжественные дни под платок надевали маленькую шапочку, расшитую мишурой и бисером. Пожилая женщина иногда носила чадру, т.е. белую накидку, которая закрывала её с головы до пят. Девушки вплетали в косы серебряные монеты и по праздникам надевали яркие шёлковые национальные костюмы, которые у некоторых переходили из поколения в поколение. Женщины почти не говорили по-русски, мужчины же, работая в городе, говорили по-русски, но с большим акцентом.В то время было принято каждого татарина, при обращении к нему, называть "князь", на что они никогда не обижались.Между слободой и усадьбой "Васильевское" фабрикантов Зотовых, земля принадлежала слободе, и многие из её жителей занимались хлебопашеством. Основная же профессия большинства мужчин была извоз. Они ежедневно выезжали в город на легковую и ломовую биржи. Многие, не имея своих лошадей, работали по найму у своих богатых соседей. Так, у одного из Маметевых было несколько десятков лошадей, и он эксплуатировал десятки своих однослобожан. Другой предприниматель, Космасов Исхан, имел несколько десятков кобылиц, изготовлял кумыс и торговал им в Костроме. У него также было много наёмных рук.Были среди жителей слободы и хорошие волгари. Они работали матросами, водоливами, лоцманами и даже капитанами пароходов. Богач Маметев имел собственные баржи, и даже буксирные пароходы, на которых работали также его однослобожане. Почти у всех слобожан имелись свои лодки, которые служили не для праздничных прогулок, а для получения даров Волги. В то время как костромичи, выйдя на Набережную или Муравьёвку, любовались величественной стихией – весенним волжским ледоходом, когда могучая река всё сметала на своём пути, ломая и унося прибрежные стройки и лесоматериалы, вливая свои воды в костромские улицы, иногда вплоть до Нижней Дебри, – у татар наступала самая горячая пора. С риском для жизни, соревнуясь в удальстве, они с лодок вылавливали плывущие дрова, брёвна, разбитые строения и прочее. Редко что-либо ценное проскальзывало мимо слободы.На самом берегу Волги стояла мечеть с невысоким минаретом, с которого каждое утро и вечер слышался протяжный голос муэдзина, призывающего правоверных к утреннему или вечернему намазу (молитве). Большое историческое прошлое имеет татарское кладбище. Некоторые сосны – прямые потомки той дремучей тайги, которая окружала Кострому в далёкие времена. Быть может, этот маленький островок деревьев когда-то сливался воедино с той дебрей, от которой получила название улица Нижняя Дебря. Многие десятки поколений Татарской слободы обрели здесь вечный покой. Простые каменные надгробья и маленькие обелиски кое-где ещё сохранили надписи на татарском языке. Очень древних памятников на кладбище не сохранилось, так как за недостатком места старые могилы перекапывались.Основная масса слободских татар отличалась трезвым поведением, примерным трудолюбием и честностью. Но они не любили приезжающих в слободу даже своих единоверцев, называя их оскорбительным словом "алабак", что в переводе на русский язык означало, кажется, "собака" или "пёс". Браки совершались в основном между однослобожанами. Редко принимали в семьи невесток из Тетюшей или Казани, и на них слобожане смотрели искоса. Браки с русскими считались преступлением. Так предки охраняли чистоту своей веры, обычаев и установившуюся на протяжении веков обрядность. Слободских женщин очень редко можно было видеть в городе. Чёрная речка для них была тем "Рубиконом", который им было трудно перешагнуть.В начале 20 века в Костроме проживало около 5 000 татар-мусульман...Источники и литература
  • Арсюхин Е., Андрианова Н. Романов-Борисоглебск (Тутаев) скромный анклав Ногайской Орды // http://archeologia.narod.ru
  • Колгушкин Л. А. Костромская старина // http://www.costroma.ru
  • Мингалеева А., Фейзрахманов Д. Мусульмане Костромы: история и современность // http://www.islamminbare.freeservers.com
  • Черных Н. А. Последний старец. Жизнеописание архимандрита Павла (Груздева) // http://www.sakharov-center.ru
  • Ногманов А. И. Самодержавие и татары. Очерки истории законодательной политики второй половины XVI–XVIII веков. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. – 215 с.
  • возможно еще не очень крупные выдержки из интернет-источников



http://www.tatargen.ru/timerbek/romanov.html
 
Форум » Форум » НОГАЙЦЫ » Романов -Скромный анклав Ногайской Орды (Ушаков, романовская овца, Пётр Урусов - откуда они...)
Страница 1 из 11
Поиск: